"Девственница" В. ЛисичкоАвтор рецензии: Татьяна Кринова, участница Литературного салона «Оранжевый мир»

Непорочность и грех, две стороны, которые всегда борются между собой. Казалось бы, сложно представить себе праведника, омывающего свои руки кровью, и ангела, предстающего истинным дьяволом. Возможно ли такое, что церковник отступает от своих клятв и отдается во власть демона с ангельским лицом?

Этот рассказ показывает насколько порочна может быть человеческая душа и, в то же время, как губительны могут быть добродетельные порывы.

Главная героиня поддается своим желаниям и готова идти по головам для достижения своих целей. Её невинность, красота и детская наивность становится грозным оружием, способным извратить все самое прекрасное, что она будит в чужих сердцах.



Наверно, многие смотрели экранизацию с Уиллом Смитом в главной роли? Если вы считаете, что после просмотра фильма читать оригинал не интересно, то спешу вас уверить в обратном. Книга необыкновенная. Постараюсь без лишних эмоций рассказать, почему.

Общим между фильмом и книгой являются только декорации, в которых происходят действия. Пустынный постапокалиптический город. Ни одного живого человека, кроме главного героя – Роберта Невилла. Единственного, не ставшего… вампиром.

О сюжете: Несколько лет назад в США (и, видимо, по всему миру) необъяснимая болезнь стала превращать людей в вампиров.

Жизни одних она перед этим уносила, другие переносили «перевоплощение», оставаясь «живыми». Исход один – человечество прекратило свое существование, превратившись в кровожадных монстров.



Автор рецензии: Полина Пикуль, участница Литературного салона «Оранжевый мир»

Луиза Мэй Олкотт (29 ноября 1832 — 6 марта 1888) — американская писательница, родившаяся в дружной небогатой семье. Ее отец был сыном бедного фермера, а мать происходила из родовитой ново-английской семьи.

Луиза Мэй Олкотт была второй из четырёх дочерей. С ранней юности Луиза предпринимала попытки найти заработок: она была швеей, служанкой, компаньонкой, учительницей, а во время гражданской войны служила медсестрой в военном госпитале.

Весь этот опыт стал впоследствии источником материала для ее творчества.

Я хотела бы рассмотреть одну из ее книг, которая называется «Маленькие женщины». По названию очень сложно определить, о чем пойдет речь в данной книге. Но, стоит только начать читать ее, вопрос о связи названия и содержания исчезает сам собой.



Автор отзыва: Николай Зайцев, участник Литературного салона «Оранжевый мир»

Псоглавцы. В глухую деревню, с мрачным и богатым наследием, попадает тройка парней, связанных лишь работой и материальной ответственностью за вверенное имущество.

Царящая алкогольная деградация в сочетании с традициями некогда располагавшейся неподалеку зоны. Целиком враждебная среда для главного героя – городского паренька не из бедных, привыкшего к шумным и ярким вечерам, которого застает врасплох местная тоска да нищета, если бы не местная девушка.

В общем, желание по быстрому и крупно заработать привело его в глушь, а местная “любовь” (на которую он оказался не способен) не позволила ему скиснуть, заодно втянув в разборки с местными деградантами.

И все это в перерывах между несложной работёнкой – собиранием у местных баек о псоглавце, который изображен на иконе в захудалой церкви, и которую, собственно, приезжие должны извлечь и привести.



Автор рецензии: Валерия Лисичко

Лия – представитель современной поэзии, прозы, субкультуры. Она пишет грустные тексты-раздумья, а её стихи созвучны с осенним дождём.

Когда за окном небо цвета «мокрый асфальт», и дождь мешает жухлую листву с землёй, а ты кутаясь в старый разношенный свитер глядишь за окно, книга Лии Киргетовой придётся к месту.

Мелодичное переплетение слов и свежий разряженный воздух подарит ощущение пространства внутри.

Строка начинается с маленькой буквы. Читатель отправляется в путешествие. Эмоционально, стихийно, нежно:

«…ведь большое солнце село в моей груди. / не ходи туда, шепчу себе, не ходи»

«их экспонатами взял бы любой музей…/после ночных отелей, квартир друзей/ им от рассвета нечего защищать…/ мир разорился утром и обнищал. / им же никто друг друга не обещал»

«раньше, когда отступала боль, оставался зелёный ил / на дне реки, по которой уплыл тот, кто меня любил»